janett_lichno (janett_lichno) wrote,
janett_lichno
janett_lichno

Categories:

Ворожея 1 часть

Ворожея

Ворожея или ворожей – стихийный маг низшей категории (уровня) нейтрального энергетического типа, имеющий минимальный запас силы для самостоятельной манипуляции энергиями, а также, возможно, высокую пропускную способность энергетической сети организма и способность подключаться к естественным энергетическим природно-ресурсным запасам кластерной системы миров.
Из «Классификации» магистра меча и магии С’Дэнса Вильяма


В библиотеке было тихо. Что даже в столь поздний вечер было большой редкостью. Политика Академии, ее устройство и количество студентов не способствовали созданию тишины. Наоборот, в читальных залах обычно клубились преподаватели и учащиеся, Фонды осаждали запросами заезжие ученые и исследователи, в картотеке – просто любопытствующие. Не говоря уже о персонале, необходимом чтобы выдавать, оберегать, хранить и копить книги, манускрипты и глиняные таблички.
Да, в особом хранилище – были и такие.
Итак, в библиотеке царила тишина, за окном царила звездная темнота, а время приближалось к полуночи. Я закрыла за собой высокие деревянные двери архива, защелкнула замки и приложила руку к деревянной панели слева. Косяк обежал серебряный огонек и замер, пульсируя в верхнем углу.
Подбрасывая связку ключей, я неторопливо прошлась по мозаичному полу. Разноцветную плитку, потертую сотнями ног, уже отполировали местные уборщики.
И моя смена закончилась. Пора домой. Хотя спешить в унылое собрание таунхаусов, расположенных на территории Академии в одном из дальних парков не хотелось. Печальная атмосфера не располагала. Траурное настроение витало над шпилями главного корпуса, приземистыми двухэтажками древней постройки, типовыми общежитиями, стадионами и парками. Даже небо последние два дня было затянуто густыми серыми облаками.
Под саван меланхоличной печали погружаться совсем не хотелось. Но отвратительному настроению поддался весь жилой кластер, включая всепогодных ведьм. А в библиотеке хоть изоляция получше.
Печалиться не хотелось, хотелось злиться.
Три дня назад на практике попали под камнепад в ущелье и пропали студенты во главе с парой учителей. А сегодня вечером поиск был свернут, и все они официально признаны погибшими.
Да, не администрация Академии приняла это решение, а поисковая служба. Но это не мешало мне хотеть злиться! Потому что у меня были железные основания для предположения, что кто-то, как минимум один из учителей еще жив.
Но я никому не могла сказать!
Ни поисковикам, ни администрации, ни родственникам пропавших. Как говорят в таких случаях – все сложно. Сложно обойти магическую клятву, взятую параноидальным кланником.
Я притопнула ногой у стойки выдачи книг.
Провела рукой над столешницей, активируя охранный круг, повесила ключи на доску под защитное поле, и, погладив шар коммуникатора, пошла к выходу из читального зала.
Надо еще подумать, может, получится клятву обойти.
А пока вечерний ритуал – пройти зал, закрыть двери, инкрустированные красным и золотым деревом,
Проходя мимо дверей одного из читальных залов, услышала шум. Характерный шлепок о пол обложкой падающего тома, короткое шипение поджигаемых фитилей.
Резко распахнула двери и печатая шаг, вошла в помещение.
Оглядела замерших как перепуганные кролики студентов, большую немножко неровную ритуальную октограмму, свечи, и кучу знакомых лично мне учебников.
- Знакомые все лица! Что это вы тут нарушаете?
Задумалась.
Вздохнула.
Я, кажется, знаю, что они хотят сделать. Судя по всему, поисковый ритуал. Очень неклассический и внесенный в список запрещенных.
Откуда я это знаю? Так три года уже теоретическую магию изучаю, тут же, в Академии, на вечернем отделении. Вот такое у меня странное хобби. И учебники эти мне знакомы.
Внимательнее оглядела студентов.
Нет, эти от идеи своей не откажутся. Самые любимые, причем взаимно, ученики Д’Эстра, одного из пропавших учителей. Упрямые и обозленные. Выгоню сейчас – затихарятся в каком-нибудь уголке и все равно проведут ритуал. И, прямо скажем – с высокой степенью вероятности погибнут.
Предупредить-то я кого-нибудь предупрежу – есть соответствующие службы, но вот честно – не успеют они.
Шагнула вперед, закрыла за собой двери и улыбнулась.
Придется делать глупость, вот правда, глупость. И действовать согласно одной поговорке. Как дома говорили? Не можешь запретить, возглавь.
Надеюсь, спасение этих жизней мне зачтется.
- Вы определенно собираетесь нарушить парочку десятков правил, в том числе – техники безопасности, я права.
- Миз Лекс!
Я взмахнула рукой. Обошла рисунок, оттесняя студентов к столам.
- Посмотрите, вы сделали три ошибки в чертеже. Не приготовили карту. И явно не очень хорошо знаете своего учителя.
Четыре мальчишки и девушка удивленно, и что главное, молча, на меня смотрели.
Я щелкнула пальцами:
- Свет, - зажигая огоньки в почти погасших светильниках. Яркий бело-синий свет залил монументальный зал Мистической литературы – серые стены, ряды темно-коричневых столов, занавешенные тяжелыми портьерами окна, стойку и двери в хранилище.
- Вот, вот и вот, - наклонившись, ткнула пальцем в стыки внутренних лучей. – Исправляйте.
Подобрала с пола старый учебник в темной коже, привычно развернула на нужной странице.
- Красным мелом!
Все еще молча, только теперь изображая рыб, студенты подчинились. Иногда хорошо быть старше и авторитетнее.
Трое мальчишек в мантиях, сталкиваясь лбами, принялись перечерчивать руны.
Четвертого я поймала за плечо:
- Ищи карту. Большую, хорошую карту всех ближних кластеров.
Парень сделал большие глаза.
- В зал Карт иди, - ласково сказала я, звякнув связкой ключей, - он еще открыт. И тихо.
Встрепанный мальчишка выскользнул из зала.
- Теперь ты, - обернулась к девушке, выглядящей откровенно заплаканной.
- Что у вас есть для поиска еще?
Студентка нервно дернула себя за косу и отрицательно помотала головой.
- Хм, а музыкальный кристалл у тебя есть?
- Есть, миз Лекс, - она, порывшись в карманах короткой курточки, протянула мне на ладошке небольшой синий шестигранный кристалл.
В ответ я достала из кармана свой очень технологичный музыкальный падди, в разъем которого очень легко пошел кристалл. И погрузилась в выбор подходящей мелодии.
- Почему вы нам помогаете, миз Лекс?
Вопрос девушки застал меня слегка врасплох. Оторвав взгляд от списка, повисшего в воздухе, пожала плечами.
- По многим причинам, одна из которых – господин Д’Эстр мой хороший друг.
Тихо просочился в зал мальчишка с тубусами, припорошенная мелом троица аккуратно выползла с рисунка. Кажется, все готово.
Я аккуратно отодвинула одного мальчишку, двинувшегося было к центру сложного рисунка.
- Ритуал поиска поведу я.
- Но… - ребята замерли. Да, сноски, написанные мелким шрифтом внизу страницы они не читали. Признаться, даже я их сразу читать не стала, но теория магии прощает ошибки. Перечитывала потом почти все учебники.
- Личные вещи господина Д’Эстра у вас есть? Нет? Разговор окончен.
Выдохнув, я переступила красную линию. Вторую, третью.
Встала в центр. Из-за ворота вытащила золотой медальон с черным ониксом, в центре которого болезненно пульсировал алый огонек. Осторожно погладила гладкий камень. И принялась раздавать указания.
Так или иначе, с мертвой точки дело сдвинется.
Вдох, выдох…
Я – в центре. Я ворожея этого ритуала. Старого, основанного на интуиции и предзнании, а не на расчетах и силе.
Передо мной разостлана карта кластеров. Рулон темно-золотистого пергамента с темными тонкими линиями постепенно наливается светом.
Первый круг – то, что есть Д’Эстр. Старинный манускрипт в черной кожаной обложке, тонкий стилет с рукоятью в виде змейки и ярко-алыми рубинами в навершии, сувенирное перо и чернильница из его кабинета, свернутая кольцом кожаная плеть и мой музыкальный падди с активным кристаллом.
Нагнувшись, коснулась его острия.
И первый круг залила музыка.
Второй круг – поддержки и свидетельства, заняли студенты. Растерянные, немного испуганные, но вышколенные дети послушно замерли в магической концентрации.
Я выдохнула, вскинула руки, и музыка рванулась в мир.
Я ворожея, я знаю, я найду!
Под рокот барабанов и рыдания скрипки родился и свился тугим коконом пыльный вихрь. Ударил наружу, сдирая со студентов первый слой магической защиты, с ревом врубаясь в стены, кроша мебель.
И он же – ласково перелистнул страницы манускрипта, огладил стилет, перо и плеть. Под его касанием музыка сменила тональность.
Я ворожея, я проводник. Я сама – поиск, ветер бесконечности.
Рыдания скрипки сменила виолончель, острая, вибрирующая, приказывающая.
Мир вокруг запульсировал, сместился, смялся, расцветая силовыми нитями. Клубки ярко-синего молодого огня нервно трепетали на ветру. Карта пульсировала ало-золотой сетью поиска. В порывах ветра танцевал стилет.
Я закрыла глаза.
И рвущаяся через меня сила со звоном выбила окна.
И стилет упал острием вниз, пронзая карту и наполовину уходя в каменный пол, зрительно и зрелищно обозначая, где находится тот, кого мы искали.

Дальше все слилось в единый, стремительный вихрь.
Едва не выбивая двери, в зал вломились местные маги, а следом и стража. Но переступить ритуальную черту не рискнули.
- Свидетели! – крикнула я, перекрывая вой ветра и скрипок.
Студентка оттарабанила координаты по начерченной сетке. Один из магов, по виду – секретарь, что-то быстро-быстро писал на висящем в воздухе пергаменте.
Стражи расставляли кристаллы-накопители, что в теории должны были погасить незапланированный всплеск силы.
А я, кажется, сдержала клятву, никому ни слова не сказав о медальоне Д’Эстра, но все же теперь в курсе происходящего большая часть Академии. Не говоря уж о клане. Пусть и об изгнанниках, но они все равно заботится о своих членах.
Теперь будет нормальная поисковая экспедиция.

Магистр всех стихий, заместитель ректора Академии, сидел за столом в своем кабинете, перебирал бумаги и просматривал кристаллы с информацией, изредка поднимая взгляд на гостью.
Вздыхал и снова возвращался к работе.
Подумать только, в их Академии на самом деле учится и работает настоящая ворожея. Не просто ворожея, а Гостья из-за грани. Которая за много лет не сорвалась, позволив силе бесконтрольно излиться через себя, которая успешно учится на факультете теормагии и работает в магической библиотеке. Два этих последних факта, скорее всего и объясняют, почему она успешно провела поиск человека, кланника, совместив свои собственные способности с одной из граней современной магической науки.
Никто никогда не пытался взять способности ворожей под контроль. Чаще всего их уничтожали после или во время первого же срыва. И потому – две сотни циклов в ближайших конгломератах ворожей не видели вообще.
Но вот она, сидит. Листает какой-то том, утянутый с полки. Обычная женщина, не из клановых. Среднего телосложения, среднего роста. Темно-пепельные растрепанные волосы до плеч, изящная линия скул, тонкий нос и припухлые искусанные губы. Немного необычного разреза глаза, сейчас серые, а час назад пылающие белым огнем. Поверх обычного синего свитера с белым абстрактным узором красуется личный медальон кланника Д’Эстра. Алый камень в центре нервно пульсирует. Перелистывая страницы, женщина периодически его поглаживает, будто успокаивая.
Магистра передернуло.
Как бы выглядел этот поисковый ритуал в исполнении студентов? Опасный всплеск силы, выжегший зал библиотеки и способности молодых магов. Потому что он был старый, примитивный и в момент его составления не проводилось никаких расчетов, не учитывалась куча векторов силы.
Как бы выглядел ритуал поиска в исполнении стариной ворожеи? Вероятно – как разрушенный конгломерат.
Как ни посмотри – образование спасло мир, пятерку студентов, группу практикантов и пару учителей.
Сейчас за стенами Академии спешно собирается усиленная поисково-спасательная уклоном в боевую, группа. Потому что не только кланы, но и маги – своих не бросают.
Просто иногда им нужен хороший такой пинок в нужном направлении. В этот раз обошлось выбитыми окнами.
Отложив документы, мужчина вздохнул в очередной раз.
Пора поговорить с миз Лекс.


Отложив книгу, я задумчиво оглядела захламленный кабинет и его усталого хозяина. Монументальная мебель из темного дерева, книги, свитки, связной кристалл, стеллажи с томами, большая картотека. Смуглокожий седой магистр с внимательным взглядом, в мятой ректорской мантии вписывался сюда прекрасно
Но действительно, пора пообщаться. Ох уж эти разговоры!
Задумчиво погладив обложку старого талмуда, я прикрыла глаза и попыталась вспомнить, а затем и уложить десять лет жизни в короткий рассказ. Но так умеют только сказочные барды, а я – просто библиотекарша, будь хоть тысячу раз ворожея.
С чего начать?
Мы встретились в тот год, когда я, только попав в один из малых конгломератов, отчаянно искала себя, свое место в жизни и безумно ностальгировала по прежней, простой и скучной жизни. Причем не сказать, чтобы жизнь моя на тот момент была особенно веселой.
Для начала я попала в конгломерат осеннего плана. А это – серое небо, вечно моросящий дождь, серые стены домов, слякоть и тусклая зелень, с которой будто смыло все краски. Следом выяснилось, что перед Гостями, не такими уж редкими, никто красных дорожек не расстилал. Мне досталась тоненькая брошюрка по мироустройству, правилам поведения и пара рекомендаций, как устроиться на работу.
Да, и быт меня тогда придавил. Кому скажи – магия! Но магия – для тех, кто обладает силой или живет в конгломерате с более мощным магическим источником. А я попала в бедный на излучение мирок. Меня окружали газовые светильники, дровяные печи и паровые мобили. Под низким небом изредка мелькали дирижабли.
Будь у меня менее унылое настроение, я бы, пожалуй, и насладилась местным паропанком. Впрочем, тогда бы я не свернула в унылый, освещенный единственным фонарем переулок, а прошла дальше, к главной площади городка, где разворачивалась ярмарка. Я не услышала бы смутно знакомую мелодию, и таверну «Волшебная скрипка» не нашла.
Если бы, да кабы…
Я вошла. В дверь с низкой притолокой. Спустилась на три ступени вниз, села за ближайший свободный столик и попыталась понять, что такого особенного в этом заведении.
Не сразу, но я поняла. В оправдание могу сказать, что завсегдатаем бардовских камерных концертов дома не была. Но атмосфера, странно родственная паре баров, в которых мы сиживали студентами, застала меня врасплох, намертво приклеив к широкой скамье.
Я сидела, слушала, потягивала кисло-сладкий напиток, и чувствовала, как меня отпускает печаль. Как отпускает ностальгия по дому, где никто не ждал, не искал, не любил…
Играл в Волшебной скрипке, как и всегда, квинтет Амброзия, в основном составе которого и состоял Д’Эстр Витае, Эстрагон. Барабанщик, композитор, певец.
Я приходила каждый раз, когда они выступали. Их музыка задевала что-то в душе. Тонкие струны резонировали в такт барабанам, дрожали вместе с виолончелью и танцевали под дерзкие переливы флейты.
Помнится, на третий раз я начала тихо подпевать, а на шестой от этого - заиграла та самая волшебная скрипка.
Именно тогда, под звуки мелодии, до слез мне знакомой, узнала, что я такое. Смуглокожий черноволосый бард-барабанщик подошел и выдернул меня из странной музыкальной полудремы, проваливаясь в которую, я совершенно случайно активировала старинный артефакт.
Было много разговоров. Еще больше – книг. Была помощь и поддержка, а когда надо – просто дружеское молчание. А потом вдруг неожиданно оказалось, что в осеннем конгломерате тоже бывает хорошая погода.
Отлично помню один судьбоносный разговор.
Мы сидели в таверне, я потягивала сладкий эль, а квартет, отыграв репертуар, приводил в порядок инструменты. Последние посетители покидали заведение, оставляя в корзине у входа звонкие серебристые монетки. Тихо наигрывала волшебная скрипка. Я задумалась. Кажется, она меланхолично выводила «Дым над водой».
- Нет, нет! Не грустить, я не переживу еще одного затяжного сезона дождей, - на скамью рядом плюхнулась солистка, Амброзия, высокая худая уроженка какого-то пустынного анклава, загорелая, яркоглазая, с выгоревшими до бела волосами.
- Не грущу, - я хрустнула рыбьими ребрышками, - это просто невозможно, когда я ем это!
И снова демонстративно зажевала, на сей раз хвост.
Рядом опустился массивный Тролль. Он вполне соответствовал канонному представлению о них – большой, громкий и мохнатый, то есть волосатый.
- О чем тогда думаешь?
- О том, что не понимаю механизма, как все это работает?
- Как мир работает? – восхищенно подперла щеку рукой Амброзия.
Я в очередной раз удивленно вздохнула. Эта компания идеально дополняла друг друга, понимая с полуслова и полувзгляда. Диалог или музыка, могла течь, не прерываясь, мгновенно подхватываемая следующим членом группы. Как странно, что меня приняли в этот поток созидания. Я не творец, я даже не знаю музыки. Но мы, кажется практически друзья.
- Нет, я не настолько великой себя чувствую.
- А что же тогда, - рядом возник флейтист, Трубадур, в жизни совершенно неприметный и серый человек, из местных. Но как он преображался на сцене! Будто мышь скидывала шкурку, превращаясь нечто яркое и экзотичное.
- Не понимаю, как работает все это ворожейство.
- Да, это опасно, - неслышно подошли Эстрагон и клавишник, синекожий Парсли из водного конгломерата. Никак не могла понять, как он с перепонками между пальцев умудрялся брать такие аккорды!
Балансируя подносами, Эстаргон быстро сгрузил кружки и закуски.
- Нужно узнать больше? – Трубадур хлебнул теплого настоя на травах. У него часто першит в горле после концертов.
- Где это сделать лучше всего? – я заинтересованно сморщила нос.
- В библиотеке, магической не меньше, - фыркнул Эстрагон, гибко приземляясь рядом.
- В конгломерате Академии? – Парсли заинтересованно принюхался к закускам.
- О, элита элит! – профырчал Тролль.
- Как туда попасть? – Амброзия пригубила эль.
- Приехать и сделать запрос я полагаю, - флегматично сломал шею морковке клавишник.
- О, нет, я знаю, как работаю библиотеки! - я фыркнула. – Надо знать, что именно запрашивать! А много ли мы литературы знаем, в которой описаны способы контроля способностей ворожей?
- Я и о самих ворожеях не слышал уже две сотни лет, - Эстрагон накрутил на палец тонкую косичку.
Я покосилась на него удивленно. Две сотни лет? Это много. Хотя, он же клановый, мало ли какие там секреты.
- Да уж, скрипка как раз две сотни лет и молчала, - Тролль хмыкнул.
- Ну вот, уже кое-что! – Амброзия вскинула руки. – Мы знаем, что это скрипка старого Барда!
- И что с того?
- Значит надо начать поиск с него, - логично заметил Парсли.
- Это дело все равно не одного дня. Я сама в архиве работала, видела, как велся у нас поиск по ссылкам. И полагаю, по сути он от здешнего не отличается.
- Работа, жилье, деньги, - пропела звонко Амброзия.
- Как ни печально, это актуально, - скаламбурила я, - даже в далеком замирье быт и рутина наша путина.
- Так ли нравится тебе эта работа? – Тролль сгреб меня в охапку.
- Другой нет, - Парсли задумчиво почесал макушку.
- И людей там мало, - подтвердила я. Да, все больше растения. Что еще в теплицах может расти?
- Деньги не проблема, - пробормотал Трубадур.
Амброзия задумалась.
- Ну да, процент от выручки набежал неплохой.
Я вскинула брови.
- Выросла выручка с тех пор, как заиграла Волшебная скрипка, - Эстрагон улыбнулся.
- С жильем я могу помочь, у меня в Академии – дом есть, - хитро ухмыльнулся Парсли.
- К тому же, ты работала в библиотеке там, откуда родом? Я могу помочь с рекомендациями, - барабанщик щелкнул пальцами.
- Так как на счет сменить место работы? – улыбнулся Трубадур.
- А знаете, - я потянулась, - звучит как хороший план.
Конечно, переезд занял довольно много времени. Да и нервов сожрал немало. Причем иногда – в прямом смысле слова, потому что я, оказывается не только погоду могу менять под настроение, но и оживлять охотничьи трофеи, которые, разбежавшись по старинному особняку родни Парсли, пожрали всю найденную обувь. Но итог – я в Академии, я работаю в магической библиотеке, я учусь. Жизнь идет, вскоре мне обещано повышение и доступ в закрытые архивы, я заканчиваю курс теормагии, пора думать о дипломе, яблоня в маленьком садике неожиданно заплодоносила в этом сезоне, надо что-то будет делать с урожаем
И мы по-прежнему встречаемся в Волшебной скрипке каждый вечер пятницы. И вот ради этих встреч я готова на многое. Даже провести несанкционированный поисковый ритуал.


Tags: рассказ, фэнтази
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments